ВЛАДИМИР ПОМОРЦЕВ ПРЕДСТАВЛЯЕТ ДОКУМЕНТАЛЬНЫЙ ФОТОПРОЕКТ
Забытые узники Великой войны
Заброшенные кладбища военнопленных Первой мировой войны на фотографиях Владимира Поморцева
Владимир Поморцев
фотограф
Сто лет спустя уже мало кто помнит, что в годы Первой мировой войны крупнейшие австрийские лагеря для военнопленных располагались на территории нынешней Чехии. Около каждого сразу же возникало лагерное кладбище. Солдаты, выжившие во фронтовом аду, тысячами умирали от голода и болезней в плену. Сегодня многие захоронения той поры заброшены и являют собой весьма печальное зрелище. Другие стали жертвами не очень квалифицированной реконструкции накануне столетнего юбилея Первой мировой войны.
Поваленное надгробие сербского военнопленного Чедомира Глишовича на заброшенном кладбище австрийского концлагеря Гайнрихсгрюн времен Первой мировой войны в окрестностях современной чешской деревни Индржиховице в Рудных горах на западе страны.
Заброшенная могила русского военнопленного на воинском кладбище Поухов на окраине города Градец-Кралове. На этом участке кладбища в годы Первой мировой войны похоронили три десятка русских и нескольких итальянских военнопленных, умерших в местных лазаретах.
Заброшенное кладбище психиатрической лечебницы Богнице на окраине Праги, так называемое Кладбище сумасшедших. В этой части кладбища в годы Первой мировой войны хоронили умерших военнопленных, которые в заключении лишились рассудка и поэтому должны были содержаться под присмотром врачей.
Иисус Христос на одном из надгробий времен Первой мировой войны на воинском кладбище Черновирж на окраине города Оломоуц.
Концлагерь Гайнрихсгрюн
Концлагерь Гайнрихсгрюн в годы Первой мировой войны был одним из крупнейших лагерей для военнопленных на территории Австро-Венгрии. Лагерь занимал огромную площадь в 60 гектаров на полях возле судетской деревни Гайнрихсгрюн, нынешней чешской деревни Индржиховице в Рудных горах на западе страны. Одновременно здесь содержались 28 тысяч человек, главным образом, русские, сербские и итальянские военнопленные. От голода и эпидемий ежедневно умирало до сорока человек. Их хоронили на лагерном кладбище в близлежащем лесу. За четыре военных года тут нашли своё последнее пристанище около четырех тысяч человек. Сегодня это кладбище полностью заброшено. Накануне столетнего юбилея Первой мировой не было проведено даже элементарное благоустройство.
Поваленный и поросший мхом бетонный столбик кладбищенской ограды на заброшенном кладбище австрийского концлагеря Гайнрихсгрюн.
После войны кладбище концлагеря Гайнрихсгрюн оказалось на территории независимой Чехословакии. В 1925 году югославское правительство решило эксгумировать останки всех похороненных здесь сербских военнопленных и перенести их в специально сооруженный мавзолей неподалеку. Небольшие деревянные гробики для мавзолея изготовили заранее, причем сразу в большом количестве. Однако не учли, что лагерное кладбище находится на болоте. Из-за этого некоторые трупы за прошедшее время не разложились, а наоборот мумифицировались. Что делать с такими останками никто не знал. В результате часто получалось так, что могилу раскапывали, и если труп не помещался в гробик, его закапывали обратно. Плюс итальянцы запретили трогать своих. Всего таким образом было эксгумировано и перезахоронено в мавзолее примерно 2.300 сербских военнопленных. Около двухсот сербских военнопленных остались лежать на лагерном кладбище.
Разбитое надгробие сербского военнопленного Душана Недельковича на заброшенном кладбище австрийского концлагеря Гайнрихсгрюн.
Сегодня на заброшенном кладбище австрийского концлагеря Гайнрихсгрюн остаются ещё около полутора тысяч человек, в том числе порядка двухсот русских и примерно 1300 итальянских военнопленных. Сохранились два больших бетонных креста, возле которых свалены надгробия с освободившихся сербских могил. Кое-где торчат бетонные столбики старой кладбищенской ограды. Сохранившиеся могилы итальянских и русских военнопленных вообще никак не отмечены. Определить их расположение можно только по еле заметным кочкам среди бурелома.
Бетонный латинский крест на заброшенном кладбище австрийского концлагеря Гайнрихсгрюн.
Столбик кладбищенских ворот на заброшенном кладбище концлагеря Гайнрихсгрюн.
Православный крест на заброшенном кладбище концлагеря Гайнрихсгрюн.
Пень на заброшенном кладбище австрийского концлагеря Гайнрихсгрюн. Шесть лет назад родственники итальянского военнопленного Раймондо Онниса, умершего в этом лагере в апреле 1918 года в возрасте 38 лет, приезжали сюда и приколотили на пень табличку с его именем. Таким образом пень превратился в своеобазный надгробный памятник.
Мавзолей сербских и русских военнопленных
Строительство мавзолея на месте бывшего австрийского концлагеря Гайнрихсгрюн началось в 1925 году на средства югославского правительства. По проекту русского архитектора Владимира Брандта под усыпальницу сербских и русских военнопленных перестроили бывший резервуар для воды, некогда обеспечивавший водоснабжение лагеря. Кости каждого человека поместили в пронумерованный деревянный гробик длиной меньше метра и поставили на полку в крипте мавзолея, как книги в библиотеке. В общей сложности в мавзолей перенесли останки 7.381 сербского военнопленного с расположенного неподалеку кладбища концлагеря Гайнрихсгрюн и других лагерных кладбищ. Сюда же перенесли останки 189 русских военнопленных. В годы Первой мировой войны военнопленных хоронили не по национальности, а по вероисповеданию, поэтому сербские и русские могилы на лагерных кладбищах часто находились вперемешку. Разобраться, кто похоронен в конкретной могиле, иногда получалось уже только после эксгумации.
Журналист Константин Гербеев осматривает деревянные гробики с человеческими останками в подземной крипте Мавзолея сербских и русских военнопленных, сооруженного по проекту русского архитектора Владимира Брандта возле чешской деревни Индржиховице в Рудных горах.
Мавзолей сербских и русских военнопленных был освящен 8 июля 1932 года. Уже после оккупации этой части Чехословакии нацистской Германией в 1938 году в мавзолей доставили 89 цинковых гробиков с останками сербских военнопленных, эксгумированных с нескольких кладбищ при пересыльных лагерях на территории Голландии. Таким образом, общее количество похороненных в мавзолее составило 7.659 человек. Сегодня это крупнейшее захоронение времен Первой мировой на территории Чехии.
Мавзолей сербских и русских военнопленных возле деревни Индржиховице в Рудных горах.
Деревянные гробики с человеческими останками в Мавзолее сербских и русских военнопленных.
Цинковые гробики с останками сербских военнопленных, умерших в пересыльных лагерях на территории Голландии, в Мавзолее сербских и русских военнопленных.
Книга протоколов об эксгумации останков сербских военнопленных с кладбища австрийского концлагеря Гайнрихсгрюн, хранящаяся сегодня в администрации деревни Индржиховице. Такой протокол был составлен на каждого из более семи тысяч эксгумированных сербских военнопленных, и на каждом стоит факсимиле подписи инспектора сербских военных могил в Чехословакии протоиерея Миливоя Црвчанина, который руководил этим грандиозным проектом по перезахоронению останков своих соотечественников.
Мавзолей югославских воинов
Судьба второго мавзолея сложилась не столь благополучно. Мавзолей югославских воинов построили в 1926–1928 годах в городском парке Оломоуца по проекту местного архитектора Губерта Ауста. Сюда перенесли останки сербских военнопленных, а также останки словенских и хорватских солдат австрийской армии, ранее похороненных на различных кладбищах по всей Моравии. Всего здесь сегодня находятся останки 1.188 человек. Последние несколько десятилетий мавзолей стоит заброшенным. Собственником мавзолея по документам до недавнего времени значилось давно не существующее Королевство Югославия. После распада единой Югославии на составные части новые государства так и не смогли договориться о финансировании усыпальницы своих воинов. Только после перевода мавзолея на баланс города, муниципальные власти смогли приступить к его реконструкции. По состоянию на начало 2018 года, успели отремонтировать только лестницу. Ожидается, что в течение ближайших месяцев будут отремонтированы фасады мавзолея.
Мавзолей югославских воинов в Безручовых садах в центре города Оломоуц.
Разбросанные человеческие останки в заброшенной крипте Мавзолея югославских воинов в центре Оломоуца. Некоторое время здесь ночевали бездомные. Последние несколько лет вход в крипту заварен. Специально для проведения этой съемки пришлось разрезать автогеном решетку, чтобы попасть внутрь. Потом вход в крипту снова заварили.
Покрытая граффити настенная роспись с изображением святых Кирилла и Мефодия в заброшенной часовне Мавзолея югославских воинов. Надпись на чешском языке под фигурами славянских просветителей означает: «Ищу мужика, который еще может».
Разбросанные человеческие останки в заброшенной крипте Мавзолея югославских воинов.
Концлагерь Йозефштадт
Кладбище австрийского концлагеря Йозефштадт в окрестностях города Яромерж является крупнейшим захоронением русских военнопленных времен Первой мировой войны на территории Чехии. Здесь похоронены 1.352 русских военнопленных. Рядом находятся могилы 466 итальянских и 111 сербских военнопленных. К сожалению, в 2012 году это кладбище подверглось варварской реконструкции, затеянной чиновниками посольства России в Чехии. Несмотря на протесты чешских органов по охране памятников истории и культуры, бульдозеры сровняли с землей все сохранившиеся могильные холмики. Новые обозначения могил русских военнопленных были установлены на совершенно произвольных местах.
Первый секретарь посольства России в Чехии Анатолий Томников наблюдает за ходом реконструкции захоронений русских военнопленных на кладбище австрийского концлагеря Йозефштадт в окрестностях города Яромерж. На первом плане виден надгробный камень с могилы фельдшера Никифора Сивова, установленный в после реконструкции на произвольном месте.
Кладбище концлагеря Йозефштадт интересно, в первую очередь, необычным памятником, который соорудили сами русские военнопленные своим умершим товарищам. Случай совершенно беспрецедентный — в самый разгар войны глубоко в тылу австрийские власти позволили установить гигантский монумент в память о солдатах армии противника. Скульптурную группу с фигурами былинного богатыря и скорбящей боярыни создал прапорщик Николай Сушкин, начинающий скульптор из числа военнопленных. Памятник был возведен силами русских военнопленных всего за пять месяцев. Торжественное открытие монумента состоялось 17 декабря 1916 года.
Памятник работы скульптора Николая Сушкина над могилами русских военнопленных на кладбище австрийского концлагеря Йозефштадт в окрестностях города Яромерж. После реконструкции с применением бульдозеров новые могильные холмики были насыпаны на произвольных местах.
Могилы русских военнопленных на кладбище австрийского концлагеря Йозефштадт в окрестностях города Яромерж до реконструкции. Над поросшими бурьяном еле заметными холмиками могил возвышались простые металлические таблички с номерами захоронений.
Могилы русских военнопленных на кладбище австрийского концлагеря Йозефштадт после реконструкции. Сохранившиеся могильные холмики полностью сравняли с землей при помощи бульдозеров. Где именно на самом деле находится конкретная могила теперь сказать невозможно. На заднем плане хорошо видно, что новые гранитные надгробия, установленные чиновниками российского посольства, разбросаны по земле в совершенно произвольных местах. Причем каждая плита почему-то обозначает одновременно две могилы.
Венок от российского посольства на кладбище австрийского концлагеря Йозефштадт.
Красные звезды солдатам царской армии
На кладбище провинциального чешского городка Роуднице-над-Лабем неподалеку от Праги похоронены двое русских военнопленных, умерших в годы Первой мировой войны в местном полевом лазарете.
Красные звезды на новых надгробиях двух русских военнопленных, умерших в местном лазарете в годы Первой мировой войны и похороненных на кладбище в чешском городке Роуднице-над-Лабем.
По сохранившимся сведениям, военнопленный Иван Филимон скончался 22 мая 1915 года в возрасте 25 лет, то есть в самом начале войны. Военнопленный Алантин Нагартинов умер 3 октября 1917 года в возрасте 34 лет, то есть уже после Февральской революции. Более-менее очевидно, что оба были солдатами Русской императорской армии и совершенно точно не могли служить в Красной армии, которой тогда ещё просто не существовало.

Однако, когда летом 2015 года чиновники российского посольства решили установить на могилах новые надгробия, на гранитных плитах почему-то нарисовали красные звезды. Примерно через год после и только после шума, поднятого в чешской прессе, красные звезды заменили на православные кресты. Хотя военнопленный по имени Алантин Нагартинов почти наверняка был мусульманином и вряд ли обрадовался бы такой маркировке своей могилы.
Концлагерь Терезиенштадт
Чешский город Терезин во время Второй мировой войны был превращен нацистами в печально знаменитый концентрационный лагерь Терезиенштадт. Сюда эшелонами свозили евреев со всей Европы. Именно отсюда они отправлялись потом на уничтожение в Освенцим и другие лагеря смерти. Гораздно меньше известно, что в годы Первой мировой войны здесь же располагался один из крупнейших австрийских лагерей для военнопленных, где одновременно содержалось до 50 тысяч человек. На лагерном кладбище за четыре военных года похоронили около 1.700 человек, в том числе примерно 1.150 русских военнопленных. Часть бывшего лагерного кладбища, примыкающая к мемориалу жертв Холокоста, сегодня приведена в относительный порядок. Другая часть кладбища отделена от мемориала глухой стеной и пребывает в удручающем запустении.
Памятник над могилами военнопленных времен Первой мировой войны на кладбище австрийского концлагеря Терезиенштадт на окраине города Терезин.
Поваленные и разбитые надгробия русских военнопленных иудейского вероисповедания на заброшенной части кладбища австрийского концлагеря Терезиенштадт. Имеются ввиду российские евреи, воевавшие во время Первой мировой войны в рядах Русской императорской армии.
Сохранившиеся надгробия русских военнопленных иудейского вероисповедания на заброшенной части кладбища австрийского концлагеря Терезиенштадт.
Поваленное надгробие неизвестного русского военнопленного иудейского вероисповедания на заброшенной части кладбища австрийского концлагеря Терезиенштадт.
Могила Гаврилы Принципа
Сербский националист Гаврило Принцип, застреливший в Сараево наследника австрийского престола эрцгерцога Фердинанда, избежал смертной казни. На момент покушения ему было всего 19 лет. Австрийские законы того времени запрещали казнить преступников в столь юном возрасте, поэтому высшую меру наказания заменили 20-летним заключением. В декабре 1914 года он был помещен в тюрьму для особо опасных преступников концлагеря Терезиенштадт. В заключении Гаврило Принцип заболел туберкулезом и умер 28 апреля 1918 года в тюремном лазарете от болезни и общего истощения, отсидев меньше четырех лет из назначенного срока. На момент смерти он весил всего 40 килограммов. Первоначально Гаврилу Принципа тайно похоронили на лагерном кладбище среди могил русских и сербских военнопленных. В 1920 году его останки были эксгумированы и с почестями перезахоронены в Сараево.
Обелиск на месте первоначального захоронения Гаврилы Принципа на заброшенной части кладбища австрийского концлагеря Терезиенштадт в городе Терезин.
Когда 28 июня 1914 года Гаврило Принцип стрелял в Сараево в наследника австрийского престола, вряд ли он мог предполагать, какими последствиями это обернется для народов Европы и особенно для его собственного народа. Через месяц после убийства эрцгерцога Австро-Венгрия объявила Сербии войну, еще через четыре дня Германия объявила войну России. Началась Первая мировая война, унесшая миллионы жизней. Одна только Сербия потеряла в этой войне треть всего мужского населения, в процентном отношении — больше, чем любая из воевавших держав.
Бывшая тюрьма для особо опасных преступников австрийского концлагеря Терезиенштадт. Именно в этой тюрьме содержался в одиночной камере Гаврило Принцип.
Существует версия, что на самом деле тело Гаврилы Принципа было тайно перевезено в Прагу и похоронено на кладбище психиатрической лечебницы Богнице на окраине города. Имеются свидетельские показания местного могильщика, который ночью 1 мая 1918 года якобы принимал участие в секретных похоронах некоего покойника, привезенного солдатами из Терезина. Его записали в книгу погребений под именем Карел Хотежовский, а могильщику приказали молчать. Предполагается, что это мог быть Гаврило Принцип. Если это так, значит в Сараево сегодня похоронен кто-то другой.
Одна из сотен безымянных могил на заброшенном кладбище психиатрической лечебницы Богнице на окраине Праги, где, возможно, был тайно похоронен Гаврило Принцип.
Кладбище сумасшедших
Кладбище психиатрической лечебницы Богнице, более известное как Кладбище сумасшедших, последние полвека стоит заброшенным и имеет репутацию самого зловещего места Праги. Здесь хоронили душевнобольных, а заодно разнообразных самоубийц, незаконнорожденных детей и прочих нестандартных покойников. За годы Первой мировой войны на кладбище похоронили около трех тысяч человек, в том числе несколько десятков военнопленных, которые в заключении сошли с ума от голода и поэтому отправленные умирать под присмотром врачей. Одновременно тут же были похоронены 48 умерших пациентов психиатрической лечебницы в итальянском местечке Перджине-Вальсугана, эвакуированных в Прагу из прифронтовой полосы. Останки всех или почти всех русских и сербских военнопленных в 1920-е годы были эксгумированы и, судя по всему, перезахоронены в крипте Успенской церкви на Ольшанском кладбище Праги.
Заброшенное кладбище психиатрической лечебницы Богнице на окраине Праги. В этой части кладбища в годы Первой мировой войны хоронили умерших военнопленных.
Оригинальная табличка времен Первой мировой войны на заброшенном кладбище психиатрической лечебницы Богнице на окраине Праги. Такие металлические таблички в форме тернового венца в военные годы использовались для маркировки захоронений умерших военнопленных или солдат австрийской армии.
Крипта на Ольшанском кладбище
Успенская церковь на Ольшанском кладбище Праги была возведена силами русских эмигрантов в 1924–1925 годах по проекту архитектора Владимира Брандта. Он же почти одновременно проектировал Мавзолей сербских и русских военнопленных возле деревни Индржиховице в Рудных горах. Летом 1928 года прямо под бетонным полом в крипте под церковью были похоронены останки 130 русских военнопленных, умерших в годы Первой мировой войны в пражских госпиталях. Одновременно в боковых нишах справа и слева от входа в крипту похоронили останки 30 сербских военнопленных. Судя по всему, это были останки, эксгумированные в основном с кладбища психиатрической лечебницы Богнице на окраине Праги.
Могилы русских эмигрантов в крипте Успенской церкви на Ольшанском кладбище Праги. Под бетонным полом крипты похоронены останки 130 русских военнопленных, умерших в годы Первой мировой войны в пражских госпиталях. Справа видна могила первого премьер-министра Чехословакии Карела Крамаржа. Здесь же похоронены четыре генерала русской армии, принимавших участие в Первой мировой войне, а потом вынужденных эмигрировать из России.
Успенская церковь и могилы русских эмигрантов на Ольшанском кладбище Праги.
Концлагерь Браунау
Концлагерь Браунау в годы Первой мировой войны был одним из крупнейших лагерей для военнопленных на территории Австро-Венгрии. Содержались здесь преимущественно сербские и русские военнопленные. Более трехсот деревянных бараков могли разместить одновременно 30 тысяч человек. На лагерном кладбище за четыре военных года похоронили 2.599 сербских и 133 русских военнопленных. В 1927 году по инициативе югославского правительства все останки были эксгумированы и перевезены специальным поездом в мавзолей возле деревни Индржиховице в Рудных горах на западе страны. Сегодня бывшее лагерное кладбище являет собой одну большую зеленую лужайку, посреди которой возвышается бетонный крест, установленный в самом конце войны по проекту русского офицера, имени которого история не сохранила.
Бетонный крест над могилами русских и сербских военнопленных на бывшем кладбище австрийского концлагеря Браунау в окрестностях чешской деревни Мартинковице на севере страны, неподалеку от чешско-польской границы.
Концлагерь Каролиненгоф
Кладбище австрийского концлагеря Каролиненгоф долгое время оставалось заброшенным. Даже местные жители не знали, что в небольшом лесочке посреди распаханных полей кто-то похоронен. Выяснилось это только конце XX века, когда во время земляных работ рабочие случайно наткнулись на человеческие кости. Согласно архивным документам, здесь до сих пор лежат как минимум 287 человек, в том числе 257 русских военнопленных и два десятка итальянцев. Почти всех сербских военнопленных в 1920-е годы эксгумировали и перевезли в мавзолей возле деревни Индржиховице в 70 километрах к северу. После десятилетий запустения на кладбище сохранилось одно единственное надгробие румынского военнопленного Стефана Катринеску. Он умер 18 октября 1917 года в возрасте 24 лет. Кладбище привели в относительный порядок к столетию начала Первой мировой войны, однако сейчас оно снова заросло бурьяном.
Могила румынского военнопленного Стефана Катринеску на заброшенном кладбище австрийского концлагеря Каролиненгоф в окрестностях чешского города Плана на западе страны.
Оригинальные металлические таблички с могил военнопленных, найденные во время последней реконструкции на кладбище австрийского концлагеря Каролиненгоф. Такие таблички в форме тернового венца в годы Первой мировой войны использовались для маркировки захоронений солдат австрийской армии и военнопленных.
Концлагерь Дойч-Габель
На кладбище австрийского концлагеря Дойч-Габель похоронены около сотни человек, главным образом, русских военнопленных. Долгое время кладбище оставалось заброшенным. Работы по благоустройству были проведены в 2008 году на средства Министерства обороны Чехии. В результате на могилах всех военнопленных без исключения были установлены православные кресты. В том числе на могилах иудеев, мусульман и католиков. Кроме того, все могилы стали безымянными, хотя на архивных фотографиях хорошо видны таблички с именами и надгробные памятники разных типов на разных участках кладбища.
Сохранившееся надгробие на могиле русского военнопленного иудейского вероисповедания Мейера Сaломона Габе и установленные во время последней реконструкции православные кресты на кладбище австрийского концлагеря Дойч-Габель в окрестностях чешского городка Яблонне-в-Подьештеди на севере страны. Очевидно, что здесь православные кресты установлены на иудейском секторе кладбища на могилах евреев, служивших во время войны в русской армии.
Православная часовня, возведенная в 1918 году силами русских военнопленных, на кладбище австрийского концлагеря Дойч-Габель в окрестностях городка Яблонне-в-Подьештеди.
В 1921 году солдаты и офицеры Украинской галицкой армии установили на кладбище монумент с фигурой кобзаря в память о своих погибших товарищах. Во время Польско-украинской войны 1918–1919 годов одна из бригад Украинской галицкой армии оказалась оттеснена через Карпаты на территорию Чехословакии и была временно интернирована в освободившемся лагере военнопленных Первой мировой войны. Около двух десятков украинских солдат умерли здесь от тифа и были похоронены на лагерном кладбище. Среди интернированных находился известный украинский скульптор Михайло Брынский, который и создал статую кобзаря.
Памятник солдатам Украинской галицкой армии работы скульптора Михайло Брынского на кладбище военнопленных австрийского концлагеря Дойч-Габель времен Первой мировой войны в окрестностях городка Яблонне-в-Подьештеди.
Концлагерь Миловиц
Кладбище австрийского концлагеря Миловиц на окраине города Миловице является крупнейшим захоронением итальянских военнопленных времен Первой мировой войны на территории Чехии. Здесь похоронены 5.276 итальянских солдат и офицеров. Рядом лежат как минимум 527 русских военнопленных, а также представители других народов. Всего более шести тысяч человек. В последний год войны в этом лагере от голода и болезней ежедневно умирало до шестидесяти человек. Поэтому абсолютное большинство военнопленных погребены в братских могилах траншейного типа, когда трупы складывали в одну большую яму в несколько слоев. Сегодня кладбище находится в собственности итальянских властей, которые поддерживают его в относительно благополучном состоянии.
Могилы русских военнопленных православного и иудейского вероисповедания и могилы итальянских военнопленных на кладбище австрийского концлагеря Миловиц. Бетонные надгробия над братскими могилами русских военнопленных были установлены в 1920-е годы в рамках благоустройства захоронений властями Чехословакии.
Кресты из каррарского мрамора над братскими могилами итальянских военнопленных времен Первой мировой войны на кладбище австрийского концлагеря Миловиц.
Разбитая табличка на надгробии русских военнопленных иудейского вероисповедания на кладбище австрийского концлагеря Миловиц.
Концлагерь Эгер
В австрийском концлагере Эгер в окрестностях нынешнего чешского города Хеб на западе страны в годы Первой мировой войны одновременно содержались до 12 тысяч военнопленных. Причем значительное количество составляли представители мусульманских народов Российской Империи. Специально для них даже соорудили деревянную мечеть с минаретом на полторы тысячи верующих. На лагерном кладбище похоронены как минимум 645 русских военнопленных, в том числе 420 православных и 225 военнопленных мусульманского вероисповедания, а также 46 итальянских военнопленных. Ещё в 1917 году над их могилами были возведены два памятника по проекту местного скульптора Карла Вилферта. Кладбище долгие годы оставалось заброшенным. Почти все каменные надгробия растащили на хозяйственные нужды дачники. Только в 2009 году кладбище было приведено в относительный порядок на средства городского бюджета.
Настоятель православного храма святой княгини Ольги на курорте Франтишковы Лазне иерей Мефодий Коут готовится служить заупокойную литургию над могилами русских военнопленных православного вероисповедания на кладбище австрийского концлагеря Эгер в окрестностях чешского города Хеб на западе страны.
Сохранившиеся оригинальные таблички с могил русских военнопленных православного и мусульманского вероисповедания на кладбище австрийского концлагеря Эгер.
Настоятель православного храма святой княгини Ольги на курорте Франтишковы Лазне иерей Мефодий Коут и настоятель храма святого князя Владимира на курорте Марианские Лазне протоиерей Иосиф Хаузар (слева) служат заупокойную литургию над могилами русских военнопленных православного вероисповедания на кладбище бывшего австрийского концлагеря Эгер в день окончания Первой мировой войны 11 ноября 2016 года.
Концлагерь Райхенсберг
Кладбище австрийского концлагеря Райхенсберг являет собой редкий по нынешним временам пример тактичного и грамотного благоустройства захоронений Первой мировой войны. Здесь похоронены 678 или 713 русских и итальянских военнопленных. Сегодня национальность солдат можно определить только по породе деревьев над их могилами. Под березками лежат русские, а под соснами на соседнем участке кладбища — итальянцы. Накануне столетнего юбилея Первой мировой войны городские власти просто очистили кладбище от мусора, обнесли новой оградой и снабдили пояснительной табличкой. Получилось вполне достойно.

Примерно так могло выглядеть кладбище лагеря Дойч-Габель, если бы чиновники чешского министерства обороны не установили на всех могилах подряд одинаковые православные кресты. Примерно так могло выглядеть кладбище концлагеря Йозефштадт, если бы безответственный чиновник российского посольства Анатолий Томников не распорядился бы уничтожить все могилы русских военнопленных бульдозером. Примерно так могло выглядеть заброшенное кладбище концлагеря Гайнрихсгрюн, если бы про него вообще вспомнили накануне столетнего юбилея Первой мировой войны.
Березки над могилами русских военнопленных на кладбище австрийского концлагеря Райхенсберг в окрестностях чешского города Либерец на севере страны.
Православная икона Донской Богоматери на кладбище австрийского концлагеря Райхенсберг.
Тут работали военнопленные
Каким-то невероятным образом на железнодорожной насыпи возле чешской деревни Велке-Жерносеки до наших дней сохранились таблички, установленные в 1917 году работавшими здесь военнопленными. Одна табличка на итальянском языке. На другой стороне насыпи — похожая табличка на польском. Очевидно, это были поляки, служившие в русской армии и попавшие в австрийский плен. Судя по всему, военнопленные содержались в расположенном неподалеку концлагере Терезиенштадт.
Таблички на железнодорожной насыпи возле чешской деревни Велке-Жерносеки, установленные работавшими здесь военнопленными. Текст на польском языке: «Тут работали польские военнопленные. На память мировой войны 1914–1917 годов». Текст на итальянском языке: «Строительные работы проведены итальянскими военнопленными в 1916–1917 годах».
Кладбище Черновирж
В годы Первой мировой войны на кладбище Черновирж в пригороде Оломоуца похоронили 3.218 человек. Сегодня это одно из крупнейших захоронений военных лет на территории Чехии. Здесь лежат и военнопленные, и умершие от ран солдаты австрийской армии разных национальностей и вероисповеданий. Кладбище на протяжении многих десятилетий оставалось заброшенными. Только несколько лет назад городские власти закончили работы по его благоустройству. Практически все могилы, однако, сегодня уже утрачены.
Бетонные надгробия на могилах русских военнопленных мусульманского вероисповедания на воинском кладбище Черновирж. Сегодня на мусульманском секторе кладбища остаются лежать только семнадцать русских военнопленных. Останки погребенных здесь ранее турецких солдат в 1950-е годы были перезахоронены в Южной Моравии.
Трава на месте захоронений русских военнопленных на воинском кладбище Черновирж на окраине Оломоуца. На этом участке кладбища до сих пор похоронены как минимум 288 русских военнопленных. Чугунные православные кресты над их могилами сначала были снесены коммунистическими властями Чехословакии, а потом украдены на металлолом в 1990-е годы.
Заброшенная могила на католическом участке воинского кладбища Черновирж на окраине Оломоуца. На этом участке кладбище до сих пор остаются лежать как минимум 106 итальянских военнопленных, которые были похоронены здесь в годы Первой мировой войны.
Госпитальные кладбища
Многие военнопленные не успевали доехать до лагеря назначения и умирали на этапе. Десятки других попадали в лазареты и умирали там. В таких случаях военнопленных хоронили на ближайших воинских кладбищах рядом с умершими в тылу солдатами австрийской армии. Сегодня могилы времен Первой мировой войны на бывших госпитальных кладбищах часто расположены вперемешку с чешскими послевоенными захоронениями.
Заброшенная могила русского военнопленного времен Первой мировой войны на воинском кладбище Поухов на окраине города Градец-Кралове. Согласно чешским архивным документам, военнопленного звали Seveli Horane. В действительности, видимо, Савелий. Он умер в одном из местных лазаретов 15 ноября 1918 года через четыре дня после официального окончания войны. Всего на этом кладбище лежат три десятка русских военнопленных и несколько итальянцев.
Могилы русских военнопленных времен Первой мировой войны на воинском кладбище в городе Писек на юге Чехии. Рядом с солдатами австрийской армии здесь похоронены 58 русских военнопленных и двое итальянцев. Причем поначалу всем ставили одинаковые латинские кресты, а потом русским военнопленным начали устанавливать православные кресты.
Могила русского военнопленного Ильи Афанасьевича Мельникова на центральном кладбище города Иглава. Он умер 12 января 1918 года в возрасте 25 лет. На воинском секторе этого кладбища похоронены ещё несколько десятков русских и итальянских военнопленных, умерших в годы Первой мировой войны в местном лазарете.
Две заброшенные могилы на участке воинских захоронений времен Первой мировой войны на центральном кладбище города Брно. Согласно чешским архивным документам, на этом кладбище похоронены двое военнопленных русских унтер-офицеров Афанасий Саченко и Леонид Семёнов. Где именно находятся их могилы сегодня сказать затруднительно.
Могилы солдат австрийской армии времен Первой мировой войны на центральном кладбище Брно. На могилах установлены типовые металлические таблички в форме тернового венца, какие использовались в годы войны для маркировки захоронений. Кладбище выглядит примерно так, как выглядели большинство кладбищ военного времени на территории Австро-Венгрии.
Мавзолей жертв Первой мировой войны
Мавзолей жертв Первой мировой войны в городке Границе на востоке Чехии был возведен в 1937 году по проекту майора чехословацкой армии Ладислава Прохазки на месте бывшего воинского кладбища. С этого кладбища эксгумировали и перенесли в крипту мавзолея останки 1.460 человек, умерших в годы Первой мировой войны в местном лазарете, в том числе останки 130 русских и 33 итальянских военнопленных. Кости каждого человека герметично запечатаны в пронумерованный бетонный гробик, очевидно, для дезинфекции. Реставрация мавзолея проведена в 2006–2007 годах на средства города и Министерства обороны Чехии.
Бетонные гробики с человеческими останками в Мавзолее жертв Первой мировой войны на кладбище городка Границе на востоке Чехии.
Одиночные захоронения
Военнопленных регулярно отправляли из концлагеря на работу. Иногда на несколько недель или даже месяцев. Случалось, что военнопленные умирали или погибали, так и не вернувшись в свой лагерь. Тогда их хоронили на ближайшем кладбище. Несколько десятков одиночных могил военнопленных времен Первой мировой войны сегодня разбросаны по всей Чехии.
Могила двух русских военнопленных на сельском кладбище в местечке Турско под Прагой. Русские военнопленные польского происхождения Ян Добровольский и Михал Татара были убиты молнией 13 июня 1917 года. Сразу после Второй мировой войны к ним присоединился красноармеец Василий Блоха, утонувший 13 мая 1945 года где-то неподалеку.
Могила русского военнопленного Константина Кужмина на кладбище в чешской деревне Соутице. Военнопленный работал в местном земледельческом хозяйстве и умер 23 октября 1918 года в возрасте 33 года за три недели до официального окончания Первой мировой войны и почти через восемь месяцев после подписания Брестского мира и выхода из войны советской России.
Оригинальная металлическая табличка времен Первой мировой войны с могилы русского военнопленного среди человеческих черепов в барочном оссуарии в чешской деревне Нижков. Редкий случай, когда на табличке можно прочитать имя военнопленного. Артиллерист Иосиф ...соцкий (первые буквы фамилии не разобрать) умер в этой деревне 3 ноября 1918 года в возрасте 26 лет, то есть через полгода после подписания Брестского мира и за неделю до официального окончания Первой мировой войны 11 ноября 1918 года.

Фотографии этого документального проекта сняты в период с мая 2012 года по октябрь 2017 года. За шесть лет фотограф Владимир Поморцев посетил в общей сложности двадцать шесть захоронений военнопленных времен Первой мировой войны на территории Чехии. Работа над фотопроектом ещё не завершена. На весну 2018 года запланированы съемки нескольких последних захоронений. Окончательную версию фотопроекта планируется опубликовать осенью 2018 года к столетию окончания Первой мировой войны.
Автор выражает признательность за содействие в подготовке этого фотопроекта исследователю захоронений сербских военнопленных в Нидерландах Джону Стиенену и исследователю кладбища австрийского концлагеря Гайнрихсгрюн историку Владимиру Бруженяку. Автор также выражает признательность за помощь в организации и проведении фотосъемок журналисту Константину Гербееву, настоятелю православного храма святой равноапостольной княгини Ольги в городе Франтишковы Лазне иерею Мефодию Коуту, исследователю заброшенного кладбища психиатрической лечебнице Богнице Иржи Витеку, заместителю приматора города Оломоуц Ладиславу Шневайсу и сотруднику администрации города Оломоуц Сватоплуку Шчудлику, настоятелю католического прихода в деревне Нижков священнику Зденеку Седлаку, настоятелю православного храма Успения Пресвятой Богородицы на Ольшанском кладбище Праги протоиерею Владиславу Долгушину и сотруднице администрации городе Границе Катержине Глоховой (должности указаны на момент проведения фотосъемки).