ВЛАДИМИР ПОМОРЦЕВ ПРЕДСТАВЛЯЕТ
Пражские могилы власовцев
Иллюстрированный путеводитель по захоронениям солдат армии генерала Власова в Праге и окрестностях
Владимир Поморцев
фотограф
Можно спорить о роли власовцев в освобождении Праги. Фактом, однако, остается, что в мае 1945 года здесь погибли сотни солдат Русской освободительной армии. Многие знают братскую могилу на Ольшанском кладбище. Это крупнейшее, но далеко не единственное захоронение. Могилы власовцев сегодня можно найти на семнадцати разных кладбищах в городе и ближайших окрестностях. Журналист и фотограф Владимир Поморцев проинспектировал все известные пражские захоронения солдат армии генерала Власова.
Братская могила солдат Русской освободительной армии на Ольшанском кладбище Праги.
Помощь власовцев восставшей Праге оказалась более чем своевременной. Пражское восстание было плохо подготовлено. Скорее всего, гитлеровцы подавили бы его в течение одного, максимум двух дней. Однако неожиданно на сторону восставших пражан перешла 1-я пехотная дивизия Русской освободительной армии под командованием генерал-майора Сергея Кузьмича Буняченко, находившаяся в мае 1945 года неподалеку от Праги. Более 20 тысяч хорошо вооруженных солдат резко изменили соотношение сил.

Дивизия Буняченко выступила на помощь Пражскому восстанию во второй половине дня 5 мая. В течение двух следующих дней власовцы почти полностью овладели центром города, а поздно вечером 7 мая столь же неожиданно оставили боевые позиции и покинули почти освобожденный город. Стало ясно, что американцы не планируют наступать на Прагу, а руководство восставших не сможет предоставить своим новым союзникам гарантии безопасности после прихода сюда Красной армии.

Власовцы вынужденно отступили на запад в надежде сдаться американцам, оставив в Праге сотни убитых и сотни раненых. Пражское восстание закончилось около полудня 8 мая капитуляцией немецкого гарнизона. Первые части Красной армии вошли город только на рассвете 9 мая.
Могила неизвестного власовца на кладбище Малвазинки в пражском районе Смихов.
Участие власовцев в событиях Пражского восстания замалчивалось властями коммунистической Чехословакии. Равно как и капитуляция немецкого гарнизона до прихода Красной армии. Считалось, что Прагу освободила именно Красная армия, и случилось это 9 мая 1945 года.

Судьба захоронений власовцев на пражских кладбищах после войны сложилась непросто. Многие могилы были заброшены и забыты. Другие превратились в мемориалы погибшим участникам Пражского восстания. При этом захоронения власовцев были обозначены как могилы неизвестных или не обозначены вовсе. По памятным датам официальные делегации приносили сюда цветы, даже не подозревая, что возлагают их на могилы власовцев.

Ситуация изменилась только после Бархатной революции. Однако после десятилетий запустения и замалчивания многие могилы оказались навсегда утраченными. Настоящий путеводитель систематизирует всю известную на сегодняшний день информацию о захоронениях солдат Русской освободительной армии в Праге и ближайших окрестностях.
Погибшие в западных предместьях Праги
Во второй половине дня 5 мая 1945 года 1-я пехотная дивизия РОА под командованием генерал-майора Сергея Буняченко выдвинулась из окрестностей Бероуна на помощь восставшим пражанам. В районе деревни Храштяны на западных подступах к городу колонну 3-го пехотного полка атаковали немецкие истребители Мессершмитт Me-262. По данным чешского военного историка Станислава Ауски, погибли пять человек и много лошадей. Убитых первоначально похоронили прямо у дороги.

Согласно записи в приходской книге регистрации смертей, через четыре дня, то есть 9 мая 1945 года, священник Ян Мокрачек совершил обряд перезахоронения пятерых власовцев на кладбище деревни Кртень (сегодня это кладбище входит в черту города). В документе указаны имена двоих власовцев — Григорий Кароль и Михаил Трофимов. Остальные похоронены как неизвестные. Эта могила власовцев долгое время считалась утраченной. Расположение захоронения удалось установить по свидетельствам местных жителей в процессе подготовки этого путеводителя.
Братская могила пяти власовцев на кладбище деревни Кртень на западной окраине Праги. Здесь похоронены рядовой Григорий Кароль, родившийся 10 ноября 1911 года и погибший 5 мая 1945 года в возрасте 33 лет, и рядовой Михаил Трофимов, родившийся 30 ноября 1924 года и погибший в тот же день в возрасте 20 лет. Вместе с ними похоронены трое неизвестных солдат 3-го пехотного полка 1-й пехотной дивизии РОА, тоже погибшие в этот же день.
Первые столкновения власовцев с немцами произошли уже на западных подступах к городу. Около полудня 6 мая 1945 года в деревне Стодулки (сегодня эта деревня тоже входит в черту города) солдаты 3-го пехотного полка дивизии Буняченко пришли на помощь местным жителям, которые пытались захватить немецкий грузовик с боеприпасами, но не рассчитали свои силы. Двое власовцев были ранены в перестрелке и на следующий день скончались. Их похоронили 9 мая в одной братской могиле с убитыми повстанцами.

Одновременно здесь же были похоронены двое власовцев, погибших при штурме аэродрома Рузине. Сохранилась фотография похорон, на которой хорошо видны немецкие каски на гробах солдат РОА. После войны останки местных жителей перенесли в семейные захоронения, а могила власовцев до недавнего времени оставалась заброшенной. Только несколько лет назад ее привели в относительный порядок. Согласно записям в книгах регистрации смертей, здесь похоронены четверо солдат РОА, причем у троих из них известны имена. Согласно хронике деревни Стодулки, на кладбище похоронены пятеро власовцев.
Братская могила четырех или пяти власовцев на кладбище пражского района Стодулки. Здесь похоронены Борис Миронович Астахов, родившийся в 1915 году, и еще один власовец, тоже родившийся в 1915 году, имя которого в разных источниках указано как X. Rumich или Rumch. Оба были ранены 6 мая 1945 года в столкновении с немцами в деревне Стодулки и умерли на следующий день. В этой же могиле похоронены рядовой Василий Сердюков, родившийся 1 апреля 1915 года и погибший 7 мая 1945 года в возрасте 30 лет в боях за аэродром Рузине, и неизвестный солдат РОА, тоже погибший при штурме аэродрома. Согласно хронике деревни Стодулки, здесь похоронены не один, а два неизвестных солдата армии генерала Власова.
Погибшие в боях за аэродром Рузине
Во второй половине дня 6 мая 1945 года части 3-го пехотного полка дивизии Буняченко под командованием подполковника Григория Александрова-Рябцева атаковали пражский аэродром Рузине. Штурм продолжался больше суток. Только к вечеру 7 мая власовцы смогли полностью овладеть аэродромом. Из-за постоянного обстрела взлетно-посадочной полосы немецкие самолеты оказались заблокированы и не могли использоваться для борьбы с восставшими. Самые кровопролитные бои за аэродром шли в районе деревни Гостивице, которая находится непосредственно около летного поля.
Братская могила трех неизвестных власовцев на Литовицком кладбище в деревне Гостивице на западной окраине Праги. Здесь похоронены солдаты 3-го пехотного полка 1-й пехотной дивизии РОА, погибшие в боях за аэродром Рузине.
Потери власовцев при штурме аэродрома Рузине, очевидно, были весьма существенными. Российский историк Кирилл Александров приводит воспоминания одного из офицеров РОА, по сведениям которого третий полк потерял в боях за аэродром тридцать процентов личного состава. То есть потери власовцев только на этом участке могли составить несколько сотен человек убитыми. В районе аэродрома Рузине расположены два крупнейших захоронения власовцев, погибших во время Пражского восстания. Причем количество похороненных в одной братской могиле известно только примерно, а количество похороненных в другой могиле вообще неизвестно.
Братская могла власовцев на Старом кладбище в деревне Гостивице на западной окраине Праги. Здесь похоронено неизвестное количество солдат 3-го пехотного полка 1-й пехотной дивизии РОА, погибших в боях за аэродром Рузине.
Братская могила на Старом кладбище в деревне Гостивице находится буквально в паре сотен метров от одной из взлетно-посадочных полос аэродрома Рузине. В 1945 году это была единственная взлетно-посадочная полоса. Именно здесь шли самые ожесточенные бои за аэродром.
Табличка «Неизвестным героям» на братской могиле власовцев на Старом кладбище в деревне Гостивице на западной окраине Праги.
Над братской могилой установлен простой обелиск с надписью на чешском языке «Неизвестным героям». Судя по всему, обелиск появился в первые послевоенные годы. Таким образом тогда «маскировали» большинство захоронений власовцев. Сколько человек похоронено в этой братской могиле — неизвестно. Захоронение занимает достаточно обширную площадь и находится в стороне от остальных могил. Теоретически здесь может быть похоронено несколько десятков или даже более сотни человек. Логично предположить, что речь идет о крупнейшем захоронении власовцев, погибших непосредственно во время Пражского восстания.

Другая могила власовцев, погибших при штурме аэродрома Рузине, находится на Литовицком кладбище на противоположном конце деревни Гостивице. Здесь похоронены трое неизвестных солдата РОА. Над могилой недавно был установлен белый православный крест. По воспоминаниям местных жителей, ещё одна могила неизвестного солдата РОА раньше находилась в самом центре деревни Гостивице около общежития на улице Коменского. Дальнейшая судьба этого захоронения неизвестна.

Второе крупное захоронение власовцев, погибших при штурме аэродрома, расположено на Рузинском кладбище в черте города. Официально количество похороненных в этой братской могиле тоже неизвестно. По сведениям чешского военного историка Станислава Ауски, здесь погребены 19 человек. Такое количество выглядит правдоподобным, если судить по расположению и размерам могилы. Очевидно, здесь похоронены солдаты 3-го пехотного полка дивизии Буняченко, погибшие вечером 6 мая 1945 года и следующей ночью, когда немецкая авиация и артиллерия обстреливали позиции власовцев в районе аэродрома Рузине.
Братская могила власовцев на кладбище в пражском районе Рузине. Здесь предположительно похоронены 19 неизвестных солдат 3-го пехотного полка 1-й пехотной дивизии РОА, погибших при штурме аэродрома Рузине.
В двух отдельных могилах на кладбище пражского района Ржепы похоронены четверо неизвестных власовцев — по двое в каждой могиле. По сведениям чешского военного историка Станислава Ауски, в этом случае речь идет о солдатах 3-го пехотного полка дивизии Буняченко, погибших при атаке немецких истребителей на артиллерийскую батарею власовцев во время штурма аэродрома Рузине. Согласно хронике местной пожарной команды, двое власовцев и четверо местных жителей погибли в одном из домов при прямом попадании немецкой бомбы. По воспоминаниям очевидцев, один из похороненных на кладбище Ржепы был офицером 3-го пехотного полка, погибшим при штурме аэродрома.

Почти полвека эти захоронения власовцев были обозначены нейтральными табличками «Неизвестным жертвам последних дней войны». Только в 1993 году на обеих могилах появились латинские кресты и цементные отливки немецких касок, в которых воевали власовцы. Несколько лет назад латинские кресты заменили на православные.
Первая могила двух неизвестных власовцев на кладбище пражского района Ржепы.
Вторая могила двух неизвестных власовцев на кладбище пражского района Ржепы.
Погибшие в южных предместьях Праги
Отдельный разведывательный дивизион 1-й пехотной дивизии РОА под командованием майора Бориса Костенко продвигался на Прагу с юга вдоль долины речки Бероунки на четырех трофейных советских танках Т-34. Рано утром 6 мая 1945 года в районе деревни Радотин (сегодня эта деревня входит в черту города) власовская разведка столкнулась с превосходящими силами немцев. Это были части боевой группы «Молдауталь» дивизии СС «Валленштейн», сформированные в основном из новобранцев и теперь направлявшиеся в Прагу для подавления восстания из мест своей постоянной дислокации в районе деревни Градиштко в 40 километрах южнее от города. Трое власовцев, погибших в стычке с эсэсовцами, похоронены в братской могиле на Радотинском кладбище. Надпись на надгробии отмечает только, что это русские солдаты, без уточнения, что речь идет о власовцах.
Могила трех неизвестных власовцев на кладбище пражского района Радотин. Предположительно здесь похоронены солдаты разведывательного дивизиона 1-й пехотной дивизии РОА, погибшие в стычке с эсэсовцами 6 мая 1945 года. Дата на надгробии, очевидно, обозначает дату похорон.
Самые кровопролитные бои на южных подступах к городу шли за мост через речку Бероунку в районе деревни Лаговички (сегодня эта деревня входит в черту города) неподалеку от места впадения Бероунки во Влтаву. Один из батальонов 2-го пехотного полка дивизии Буняченко под командованием подполковника Вячеслава Артемьева остановил здесь наступление боевой группы «Молдауталь» дивизии СС «Валленштейн» на Прагу. В результате внепражские немецкие части завязли в южных предместьях и не смогли соединиться с немецкими частям, сражавшимся в центре города. По данным чешского военного историка Станислава Ауски, в сражении за мост через Бероунку погибли 48 солдат 2-го пехотного полка. Его сведениям вполне можно доверять, поскольку сам он тогда служил в этом полку переводчиком.

Погибших власовцев первоначально похоронили на местном кладбище вместе с убитыми пражанами. В 1960-е годы это кладбище было ликвидировано из-за строительства новой автомагистрали на Пршибрам. Все останки эксгумировали, часть останков выдали семьям погибших. Невостребованные останки были кремированы и перезахоронены на территории нового мемориала около моста через Бероунку. Сейчас на обелиске перечислены фамилии 41 участника Пражского восстания с примечанием, что здесь же похоронены 16 неизвестных. Предполагается, что это власовцы. Пока не представляется возможным объяснить, почему здесь похоронены только 16 человек, тогда как Станислав Ауски пишет о 48 погибших власовцах.
Мемориал над братской могилой погибших участников Пражского восстания и власовцев около моста через речку Бероунку в пражском районе Лаговички. Здесь похоронены предположительно солдаты 2-го пехотного полка 1-й пехотной дивизии РОА, погибшие в боях за мост через Бероунку. Власовцы обозначены в самом конце списка как 16 неизвестных солдат.
Небольшая деревня Сливенец в южных предместьях Праги (сегодня эта деревня входит в черту города) в дни Пражского восстания стала местом ожесточеннейших боев. Остановленные власовцами в районе деревни Лаговички части боевой группы «Молдауталь» попытались пробиться в город через Сливенец, но снова были остановлены солдатами другого батальона 2-го пехотного полка под командованием подполковника Вячеслава Артемьева. Бои за Сливенец продолжались почти двое суток. Российский историк Кирилл Александров, отмечает, что утром 8 мая здесь состоялся последний штыковой бой Второй мировой войны между новобранцами дивизии СС «Валленштейн» и солдатами 2-го пехотного полка, прикрывавшими отход дивизии Буняченко на запад. В братской могиле на местном кладбище похороны предположительно 17 власовцев. Никаких подробностей об этом захоронении пока обнаружить не удалось. Могила даже не включена в реестр воинских захоронений Министерства обороны Чехии.
Братская могила власовцев на кладбище в пражском районе Сливенец. Здесь похоронены предположительно 17 неизвестных солдат 2-го пехотного полка 1-й пехотной дивизии РОА.
Трое власовцев похоронены в братской могиле участников Пражского восстания на кладбище в Хухельском лесу в пражском районе Велка-Хухле. Считается, что здесь похоронены три солдата 2-го пехотного полка дивизии Буняченко, которые погибли 7 мая 1945 года во время отступления власовцев к центру Праги со стороны деревни Лаговички. Первоначально на могиле был установлен деревянный крест. В 1950 году его заменили нынешним памятником со списком погибших. Всего в братской могиле похоронены 25 человек, в том числе трое граждан Болгарии и трое власовцев.
Братская могила участников Пражского восстания и власовцев на кладбище в Хухельском лесу в пражском районе Велка-Хухле. Предположительно здесь похоронены солдаты 2-го пехотного полка 1-й пехотной дивизии РОА. Власовцы обозначены в конце списка как трое неизвестных воинов.
На одном из перекрестков в пражском районе Глубочепы в дни Пражского восстания в мае 1945 года погибли трое. Двое чехов и один неизвестный власовец. Всех троих похоронили на близлежащем кладбище, а на месте их гибели каждому установили по простому белому деревянному кресту. Сейчас на перекрестке осталось только два креста. Единственный на всю Прагу памятник, отмечавший точное место гибели солдата Русской освободительной армии, недавно был демонтирован новым владельцем недвижимости.
Памятный крест на месте гибели чешского партизана Ивана Шимо в пражском районе Глубочепы. Партизан из деревни Храштяны погиб на этом перекрестке 8 мая 1945 года в возрасте 26 лет.
Несколько лет назад один из домов на перекрестке снесли и построили новую виллу. Два памятных креста на время строительства демонтировали. Обратно вернулся только один крест, отмечающий место гибели пражанина Франтишека Ржезача. Второй крест якобы не поместился на новый забор.
Новый памятный крест на месте гибели пражанина Франтишека Ржезача на перекрестке в пражском районе Глубочепы. Раньше рядом был установлен третий крест на месте гибели неизвестного власовца.
Таким образом Прага лишилась единственного на весь город памятного знака, отмечавшего место гибели солдата армии генерала Власова во время Пражского восстания. Причем все три креста до сих пор внесены в реестр военных мемориалов Министерства обороны Чехии. По заверению чиновника администрации пятого пражского района Владимира Йоуды, третий крест останется в реестре военных мемориалов, просто теперь будет считаться, что уцелевший крест как бы посвящен двум погибшим сразу, в том числе неизвестному власовцу.

Погибших в дни Пражского восстания в пражском районе Глубочепы похоронили на местном кладбище. Сегодня в братской могиле под простым надгробием из сливенецого известняка с надписью «Безымянным жертвам войны» лежит неизвестное количество власовцев. Предположительно это солдаты 2-го пехотного полка дивизии Буняченко. По одним сведениям, здесь похоронены примерно десять неизвестных власовцев. По сведениями чиновника районной администрации Владимира Йоуды, здесь могут быть похороны 13 солдат армии генерала Власова, в том числе неизвестный, погибший на упомянутом перекрестке. Существует список погибших в пражском районе Глубочепы, составленный в 1946–1947 годах районной организацией Чехословацкого союза антифашистских борцов. По предположению Владимира Йоуды, изучавшего этот список, его составители явно понимали, что речь идет о солдатах РОА, но, учитывая послевоенную ситуацию в Чехословакии, оставляли напротив таких погибших только пометку «неизвестный». Таких погибших, похороненных на кладбище района Глубочепы, которые с высокой долей вероятности могут быть власовцами, в этом списке 13 человек.
Братская могила власовцев на кладбище в пражском районе Глубочепы. Предположительно здесь похоронены 10 или 13 неизвестных солдат 2-го пехотного полка 1-й пехотной дивизии РОА.
Погибшие в центре Праги
Один из главных мемориалов погибшим во время Пражского восстания находится на кладбище Малвазинки в пражском районе Смихов. Братская могила украшена статуей работы выдающегося чешского скульптора Ладислава Шалоуна, автора памятника Яну Гусу на Староместской площади. Считается, что вместе с погибшими пражанами здесь похоронены трое власовцев. Их могилы обозначены как могилы неизвестных. Предположительно речь может идти о солдатах 1-го пехотного полка под командованием полковника Андрея Архипова или 4-го пехотного полка под командованием полковника Игоря Сахарова дивизии Буняченко, которые принимали участие в уличных боях в центре города.
Братская могила погибших во время Пражского восстания на кладбище Малвазинки в пражском районе Смихов. Скульптура «Жертва», созданная чешским скульптором Ладиславом Шалоуном ещё в 1920 году, была использована после войны для украшения мемориала павшим пражанам.
Могилы трех неизвестных власовцев на кладбище Малвазинки в пражском районе Смихов. Предположительно здесь могут быть похоронены солдаты 1-го пехотного полка или 4-го пехотного полка 1-й пехотной дивизии РОА, погибшие в уличных боях в центре города.
В нескольких местах в центре Праги можно видеть мемориальные доски неизвестным солдатам, погибшим во время Пражского восстания в мае 1945 года. Сразу несколько таких досок установлено около перекрестка Малованка в пражском районе Стршешовице. Согласно реестру военных мемориалов Министерства обороны Чехии, доски посвящены погибшим солдатам Красной армии. Причем на некоторых досках прямо указано, что речь идет о неизвестном советском солдате. Однако Красная армия появилась в Праге только 9 мая 1945 года, когда Пражское восстание уже закончилось, а немецкий гарнизон капитулировал. Логично предположить, что как минимум некоторые мемориальные доски отмечают место гибели власовцев, которые как раз принимали участие в уличных боях в этом районе Праги.
Мемориальная доска на месте гибели неизвестного солдата на перекрестке улиц Мысльбекова и Парлержова в пражском районе Стршешовице. Предположительно речь может идти о погибшем солдате 1-й пехотной дивизии РОА.
Судьба крупнейшего захоронения власовцев в центре Праги пока остается неизвестной. В мае 1945 года в братской могиле на площади перед тюрьмой Панкрац похоронили 39 погибших участников Пражского восстания, в том числе 16 солдат армии генерала Власова. Очевидно, это были погибшие солдаты 1-го пехотного полка дивизии Буняченко под командованием полковника Андрея Архипова, которые сражались в этом районе. Братская могила была ликвидирована летом 1945 года. Останки погибших пражан забрали родственники, останки 16 власовцев исчезли.

Примерно в это же время среди захоронений советских солдат на Ольшанском кладбище Праги появились четыре десятка могил, которые вплоть до 1980-х годов были обозначены как могилы неизвестных (потом каким-то неведомым образом на всех этих могилах появились имена). Вполне вероятно, что неизвестными, которых похоронили на Ольшанском кладбище среди красноармейцев, могли оказаться в том числе те самые 16 пропавших власовцев из братской могилы перед тюрьмой Панкрац. Это предположение косвенно подтверждается тем фактом, что как минимум один власовец в конце мая 1945 года почти наверняка был похоронен под видом красноармейца на территории советского мемориала на Ольшанском кладбище.
Жертвы послевоенных расстрелов
Власовцы вынужденно покинули почти освобожденный город вечером 7 мая 1945 года, когда стало очевидным, что американцы не планируют наступать на Прагу, а руководство восставших не сможет предоставить солдатам РОА гарантии безопасности после прихода сюда Красной армии. При этом в городе, по разным оценкам, остались около тысячи власовцев. Несколько сотен тяжело раненых солдат находились в пражских госпиталях. Значительное количество власовцев, в том числе, например, целый дивизион артиллерийского полка, остались добровольно. Утром 9 мая в Прагу вошли первые части Красной армии. Почти немедленно начались внесудебные расправы над захваченными власовцами. Раненых часто убивали прямо в больничных койках. Крупнейшее и самое известное захоронение расстрелянных власовцев сегодня находится на Ольшанском кладбище Праги прямо возле Успенской православной церкви.
Братская могила власовцев на Ольшанском кладбище Праги. Здесь похоронены 187 неизвестных солдат 1-й пехотной дивизии РОА, расстрелянных в мае 1945 года после прихода Красной армии.
В братской могиле на Ольшанском кладбище похоронены 187 солдат армии генерала Власова, расстрелянных в мае 1945 года сразу после появления в Праге частей Красной армии. Рассказывают, что раненых выводили из расположенной неподалеку Виноградской больницы и расстреливали на краю глубокой ямы, выкопанной немецкими военнопленными. В 1995 году стараниями чешского военного историка Станислава Ауски, автора одного из самых обстоятельных исследований об участии власовцев в Пражском восстании, в братской могиле на Ольшанском кладбище были перезахоронены останки генерал-майора Владимира Боярского (Баерского) и генерал-майора Михаила Шаповалова, погибших в мае 1945 года в районе города Пршибрам и первоначально похороненных там. Вместе с ними был перезахоронен немецкий офицер связи майор Карл-Людвиг Оттендорф. Позднее в этой же братской могиле был похоронен сам Станислав Ауски и его супруга Нонна.
Первый крест над братской могилой власовцев на Ольшанском кладбище. Установленный в 1991 году крест упал или был умышленно повален в 2007 году, а потом пропал. Через некоторое время установили новый крест, на котором уже нет девиза: «Мы погибли за нашу и вашу свободу».
Вероятнее всего, в братской могиле на Ольшанском кладбище похоронены только некоторые жертвы послевоенных расправ. Историк Станислав Ауски говорит о примерно шестистах казненных власовцах. Немецкий военный историк Йоахим Хоффманн приводит свидетельство очевидца, когда только в больнице Мотол прямо в больничных палатах красноармейцами были застрелены около двухсот власовцев. По воспоминаниям местных жителей, как минимум 13 власовцев были застрелены красноармейцами в пражском районе Йинонице и похоронены в братской могиле в близлежащем лесу. Ориентировочное расположение этого захоронения известно.

Вообще ничего нельзя сказать о судьбе четырехсот человек запасной бригады РОА, которые были расквартированы в здании так называемой Французской школы в пражском районе Дейвицы. Эта бригада в мае 1945 года находилась в стадии формирования и поэтому не получила приказа генерала Буняченко оставить Прагу. Их дальнейшая судьба прослеживается только по обрывочным воспоминаниям русских эмигрантов, живших в доме напротив.
Жертвы послевоенной путаницы
Рядовой 1-й пехотной дивизии Русской освободительной армии Николай Лукашев, 1923 года рождения, был ранен в ногу во время Пражского восстания и умер 28 мая 1945 года в возрасте около 22 лет от последствий ранения и заражения крови в пражской больнице католического ордена монахинь-елизаветинок на Слупи. Запись о его смерти с четким указанием, что это был именно власовец, имеется в больничной книге регистрации смертей. Место погребения Николая Лукашева до недавнего времени оставалось неизвестным. Расположение его могилы удалось установить по архивным документам в процессе подготовки этого путеводителя.

В могиле номер 204 на территории советского мемориала на Ольшанском кладбище как рядовой Красной армии похоронен некто Николай Лукашов, на которого в российских архивах нет вообще никаких документов военного времени. Год рождения на обелиске совпадает, дата смерти отличается всего на один день — 27 мая 1945 года. Более-менее очевидно, что это один и тот же человек. То есть можно почти наверняка утверждать, что в одной из могил советского мемориала на Ольшанском кладбище под видом красноармейца похоронен рядовой РОА. Вероятнее всего, это не единственное захоронение власовцев на территории советского мемориала.
Советский мемориал на Ольшанском кладбище Праги. Среди могил красноармейцев похоронен рядовой РОА Николай Лукашев, родившийся в 1923 году и умерший 28 мая 1945 года.
На Лоретанской площади неподалеку от Пражского Града можно видеть небольшой обелиск с пятиконечной звездой. Считается, что здесь похоронен советский солдат Беляков, погибший в мае 1945 года при освобождении Праги. Во-первых, сразу необходимо уточнить, что это не могила, а кенотаф. Останки похороненного тут человека, кем бы он ни был, не позднее 1957 года перенесли на Ольшанское кладбище. Сейчас они погребены в могиле номер 428 на территории советского мемориала.

Во-вторых, всё, что рассказывают про эту могилу экскурсоводы, не находит ни малейшего документального подтверждения. Как правило, это просто очевидные фантазии. Вроде того, как истекающий кровью солдат Беляков первым ворвался в охваченную огнем Прагу на горящем танке и чуть ли не голыми руками разминировал центр города. Легенда, как умирающий солдат Беляков попросил похоронить его на Лоретанской площади, чтобы вечно слышать звон колоколов Лореты, конечно, невероятно красивая. Было бы замечательно, если бы она оказалась правдой, но первоисточника легенды пока обнаружить не удалось.
Место первоначального захоронения солдата Белякова на Лоретанской площади в центре Праги.
На самом деле о могиле на Лоретанской площади можно сказать очень немногое. Более-менее очевидно, что она появилась в мае 1945 года, когда подобные стихийные захоронения возникли сразу на нескольких центральных площадях Праги. Довольно велика вероятность, что в этой могиле действительно был похоронен солдат по фамилии Беляков, как написано на обелиске по-русски, или солдат по фамилии Беляк, как написано по-чешски. Никаких других достоверных фактов об этом захоронении пока обнаружить не удалось. Когда останки из могилы на Лоретанской площади перезахоронили на Ольшанском кладбище (судя по всему, это произошло между 1947 и 1949 годами, но точно не позднее 1957 года) на новом обелиске написали: рядовой Беляков. Только через четверть века (вероятнее всего, это случилось в 1980-е годы) надпись исправили. Теперь на обелиске написано: сержант Михаил Петрович Беляков и даты жизни.
Могила солдата Белякова на территории советского мемориала на Ольшанском кладбище Праги.
Очевидно, имя и отчество появилось на обелиске по запросу родственников Михаила Белякова, пытавшихся разыскать его могилу через сорок лет после окончания войны. Однако не существует документальных доказательств, что изменения на обелиске было внесено обосновано. Про сержанта Михаила Петровича Белякова известно, что он пропал без вести в апреле 1945 года на территории Германии, а его часть закончила войну в Берлине. Теоретически он мог потом оказаться в Праге и умереть здесь, но только по очень сложной траектории. Более вероятно, что в этой могиле на самом деле похоронен какой-то совсем другой Беляков или Беляк.

Довольно правдоподобной выглядит версия, что в могиле на Лоретанской площади первоначально был похоронен один из погибших солдат РОА. Его принадлежность к армии генерала Власова могли скрыть из соображений безопасности. Соответственно сегодня он тоже лежит среди могил советских солдат на Ольшанском кладбище под именем сержанта Красной армии Михаила Петровича Белякова.
Необозначенные захоронения власовцев
Согласно приходской книге регистрации умерших, 14 мая 1945 года на кладбище в пражском районе Воковице священник Вацлав Голуб совершил обряд погребения двадцати погибших участников Пражского восстания и четырех «русских» солдат. Имена двоих из них известны, двое похоронены как неизвестные. Через два дня тот же священник похоронил на том же кладбище еще 35 «русских» солдат. Имена 23 погибших указаны в приходской книге регистрации умерших, остальные 12 похоронены как неизвестные. Всего на кладбище Воковице похоронены останки 39 «русских» солдат. Судя по всему, это солдаты 3-го пехотного полка дивизии Буняченко под командованием подполковника Григория Александрова-Рябцева, погибшие при штурме аэродрома Рузине. Позднее в этой же братской могиле похоронили останки 35 красноармейцев, умерших от ран после войны. Сейчас на памятнике на братской могиле указаны только имена погибших участников Пражского восстания и имена красноармейцев. Власовцы вообще не упомянуты.
Братская могила погибших во время Пражского восстания на кладбище в пражском районе Воковицы. Здесь же похоронены 35 красноармейцев и 39 власовцев. Предположительно это солдаты 3-го пехотного полка 1-й пехотной дивизии РОА, погибшие при штурме аэродрома Рузине.
10 мая 1945 года, то есть на следующий день после появления в Праге частей Красной армии, в деревне Долни-Почернице в восточных предместьях (сегодня эта деревня входит в черту города) были расстреляны двое власовцев. Согласно приходской книге регистрации умерших, убитых в тот же день похоронили на местном кладбище. Чешский историк Мартин Шила приводит воспоминания местных жителей, что могила власовцев находилась около кладбищенской стены. Сегодня месторасположение этого захоронения утрачено. Причем это единственная пражская могила солдат РОА, про которую точно известно, что она существовала, но неизвестно, где именно находилась.
Могила сержанта Василия Полосина, похороненного под именем красноармейца Ивана Бакурина на кладбище в пражском районе Долни-Почернице.
Одновременно в центральной части кладбища в пражском районе Долни-Почернице расположена могила, в которой, как принято считать, похоронен красноармеец Иван Бакурин, погибший в мае 1945 года при освобождении Праги. Его именем теперь даже названа близлежащая улица, как раз ведущая к кладбищу. При этом в приходской книге регистрации умерших этот человек записан просто как «русский солдат». Чешский военный историк Томаш Якл высказывает на этом основании предположение, что Иван Бакурин тоже был одним из власовцев, а двое расстрелянных власовцев похоронены в этой же могиле. На самом деле в этой могиле похоронен сержант Красной армии Василий Иванович Полосин, который погиб 10 мая 1945 года в деревне Долни-Почернице под гусеницами советского танка в возрасте около 37 лет. Красноармеец же Иван Бакурин, именем которого сегодня названа улица, очевидно, вообще никогда не существовал. Неправильное имя на надгробии появилось в результате послевоенной путаницы. Подробнее история с заменой имени на могиле сержанта Полосина изложена здесь.
Захоронения в окрестностях Праги
Несколько могил власовцев сохранились на кладбищах в окрестностях Праги. Шесть человек, например, похоронены в деревне Осов, расположенной неподалеку от местечка Сухомасты, где в мае 1945 года размещался штаб дивизии Буняченко. По воспоминаниям местных жителей, речь идет о солдатах, которые были расквартированы в деревне Осов и погибли в стычках с немцами еще до выступления власовцев на Прагу. В 2015 году местный активист Филип Яндус выяснил по архивным документам имена двоих из шести похороненных здесь власовцев. Новое надгробие на их могиле было установлено в 2016 году общественной организацией «Русская традиция».
Могила двух власовцев на кладбище деревни Осов в окрестностях города Бероун. Здесь похоронены рядовой Антон Лучковский, родившийся 15 мая 1922 года и погибший 5 мая 1945 года в возрасте 22 года, и унтер-офицер Петро Куделя, родившийся в 22 июля 1924 года и погибший в тот же день в возрасте 20 лет.
Братская могила четырех неизвестных власовцев на кладбище деревни Осов возле Бероуна. Останки солдат 1-й пехотной дивизии РОА, погибших 5 мая 1945 года, первоначально были похоронены в соседней деревне Велки-Хлумец, а в 1949 году перенесены на нынешнее место.
Ещё одна могила находится на опушке леса на окраине деревни Сташов в окрестностях города Бероун. Под старой липой похоронен рядовой РОА Федор Иванович Дешкевич. Журналисты Виктория Крымова и Евгения Чигалова приводят в своей публикации в эмигрантском журнале «Русское слово» воспоминания местной жительницы Божены Силбернагловой, которая сегодня ухаживает за его могилой. Она рассказывает, что этот солдат был одним из расквартированных в их деревне. Потом он погиб в Праге. Обратно в деревню его привезли уже мертвым. Поскольку кладбище находится далеко, его похоронили на опушке леса сразу за деревней.
Могила рядового Русской освободительной армии Федора Ивановича Дешкевича на окраине деревни Сташов в окрестностях города Бероун. Он родился в 1924 году и погиб 8 мая 1945 года в возрасте около 20 лет. Имя на надгробии написано с ошибкой.
Карта захоронений власовцев в Праге и окрестностях

Потери власовцев в дни Пражского восстания
Точно посчитать сколько власовцев погибло в дни Пражского восстания практически невозможно. Вечером 7 мая 1945 года на переговорах с представителями восставших генерал Буняченко сообщил, что потери дивизии к этому моменту достигли около 300 человек. Эта цифра теперь часто приводится в литературе как общее количество погибших власовцев. Хотя не вполне понятно даже имел ли генерал Буняченко ввиду только погибших или одновременно погибших и тяжело раненых. При этом очевидно, что за следующие сутки количество погибших могло только вырасти.

Если пересчитать власовцев, похороненных на всех пражских кладбищах, в тех случаях, где количество похороненных известно хотя бы приблизительно, получается ориентировочно 134–139 человек. При этом, как уже отмечалось выше, вообще неизвестно количество похороненных в братской могиле около аэродрома Рузине, которая, вероятно, является крупнейшим захоронением солдат РОА, погибших непосредственно в боях во время Пражского восстания. Непонятно куда пропали 32 человека, погибшие в бою за мост через Бероунку в деревне Лаговички. Неизвестно, где были перезахоронены останки 16 человек, ранее похороненных в братской могиле перед пражской тюрьмой Панкрац. Вообще не сохранилось никаких захоронений в некоторых местах ожесточенных боев, например, в пражском районе Малешице или на правом берегу Влтавы южнее центра города.

С учетом всех изложенных обстоятельств, потери 1-й пехотной дивизии убитыми непосредственно в боях Пражского восстания 6–8 мая 1945 года могут оцениваться примерно в 200–250 человек. Российский историк Кирилл Александров называет цифру порядка 200 погибших собственно в боях в Праге. Чешский военный историк Томаш Якл называет цифру 200-250 убитых и сотни раненых. К этому необходимо приплюсовать сотни погибших в результате послевоенных расправ после прихода в город Красной армии. Таким образом, общее количество погибших власовцев в Праге, по самым приблизительным оценкам, может достигать 400–450 человек.
Братская могила власовцев на Ольшанском кладбище Праги.
В одном из залов Национального мемориала на пражском холме Витков перечислены потери всех армий, принимавших участие в освобождении Чехословакии. Здесь указано, что потери Русской освободительной армии составили примерно 600 человек. Не вполне понятно, каким образом это количество подсчитано. Однако, если добавить к 400–450 власовцам, погибшим непосредственно в Праге, примерно полторы-две сотни погибших и покончивших с собой при захвате дивизии Бунеченко Красной армией в районе местечка Лнарже на юго-западе Чехии после 12 мая 1945 года, цифра потерь 600 человек выглядит относительно правдоподобной.
Штаб генерала Буняченко
Памятные места, связанные участием власовцев в событиях Пражского восстания, заслуживают отдельного рассказа, поэтому здесь мы упомянем только два наиболее примечательных места. Во второй половине дня 4 мая 1945 года части 1-й пехотной дивизии РОА под командованием генерала-майора Сергея Кузьмича Буняченко достигли района города Бероун примерно в 50 километрах к юго-западу от Праги и были расквартированы в окрестных деревнях. Штаб дивизии разместился в здании гимнастического клуба Сокол в местечке Сухомасты.

Именно здесь в ночь на 5 мая состоялось историческое совещание старшего командного состава дивизии, на котором было принято решение оказать помощь Пражскому восстанию. Именно в этом здании на рассвете 5 мая 1945 года генерал Буняченко заключил с представителями восставших соглашение о «совместной борьбе против фашизма и большевизма». На следующий день штаб дивизии был перенесен на территорию завода «Вальтровка» в пражском районе Йинонице, откуда генерал Буняченко командовал своими частями во время Пражского восстания. Здание завода «Вальтровка несколько лет назад было полностью снесено.
Здание гимнастического клуба Сокол в местечке Сухомасты, где в мае 1945 года размещался штаб командира 1-й пехотной дивизии РОА генерал-майора Сергея Буняченко.
Место ареста генерала Власова
Председатель Комитета освобождения народов России и главнокомандующий Русской освободительной армией генерал-лейтенант Андрей Андреевич Власов в дни Пражского восстания постоянно находился при штабе генерала Буняченко, но почти не вмешивался в действия командира дивизии. Когда власовцы оставили Прагу, генерал Власов выехал на переговоры с американским командованием в Пльзень, а поздно вечером 10 мая 1945 года прибыл в местечко Шлюссельбург, ныне Лнарже на юго-западе Чехии, в окрестностях которого к этому времени находились отступавшие из Праги части 1-й пехотной дивизии РОА. Последние две ночи перед своим арестом генерал Власов провел во дворце Шлюссельбург.
Памятник генералу Власову около дворца Шлюссельбург, ныне местечко Лнарже на юго-западе Чехии. Генерал Власов провел в этом дворце две последние ночи перед своим арестом 12 мая 1945 года. Это единственный памятник генералу Власову на территории Чехии и один из двух подобных памятников в мире. Второй памятник генералу Власову установлен на кладбище православного Ново-Дивеевского монастыря в окрестностях Нью-Йорка.
Переговоры с американцами закончились безрезультатно. Командование союзников отказалось пропустить власовцев на свою территорию. Красная армия должна была занять Шлюссельбург в ближайшие часы. Около полудня 12 мая 1945 года 1-я пехотная дивизия Русской освободительной армии была распущена. Солдатам было предложено самостоятельно небольшими группами пробираться к американцам. Вскоре после этого генерал Власов в сопровождении генерала Буняченко и американских военных выехал из Шлюссельбурга в Пльзень в штаб 3-й американской армии. Проехать ему удалось всего пару километров. Около двух часов пополудни на дамбе Нового пруда южнее Шлюссельбурга генерал-лейтенант Андрей Андреевич Власов был захвачен группой советских разведчиков под командованием капитана Михаила Якушева из 24-го танкового корпуса Красной армии.
Дамба Нового пруда в окрестностях местечка Лнарже на юго-западе Чехии. Предположительно на этом перекрестке около двух часов пополудни 12 мая 1945 года был арестован генерал Власов.
Генерал Буняченко со своим штабом в тот же день сдался американцам, но уже через три дня был выдан советскому командованию. Практически все солдаты 1-й дивизии РОА были захвачены в плен Красной армией. Уйти на запад в тыл американской армии удалось только нескольким сотням из почти двадцати тысяч человек. Десятки солдат и офицеров РОА покончили жизнь самоубийством прямо в окрестных лесах, многие были убиты при аресте красноармейцами, остальных ждал ГУЛАГ. Генерал Власов и генерал Буняченко были повешены 1 августа 1946 года во дворе Бутырской тюрьмы в Москве вместе с другими руководителями Русской освободительной армии.
Место ареста генерала Власова на дамбе Нового пруда в окрестностях местечка Лнарже.
Иногда власовцы возвращаются
После Бархатной революции власовцы непременно участвовали в многочисленных военных реконструкциях по всей Чехии. Причем иногда даже там, где настоящие власовцы в действительности никогда не воевали. Потом власовцы внезапно пропали. По слухам, российское посольство якобы предъявило ультиматум: если в мероприятии участвуют власовцы, тогда не следует приглашать туда российских дипломатов. Как бы то ни было, масштабная реконструкция уличных боев к 60-летию Пражского восстания в мае 2005 года прошла без власовцев. Теперь времена изменились, и к мнению российских дипломатов уже не так прислушиваются. Солдаты Русской освободительной армии снова сражаются на пражских улицах.
Реконструкция одного из уличных боев Пражского восстания в мае 1945 года с участием солдат армии генерала Власова во время празднования 70-летия окончания Второй мировой войны в пражском районе Жижков в мае 2015 года.
Реконструкция одного из уличных боев Пражского восстания с участием власовцев.
Реконструкция одного из уличных боев Пражского восстания с участием власовцев.

Фотографии этого путеводителя сняты в период с августа 2017 года по март 2018 года. За семь месяцев фотограф Владимир Поморцев проинспектировал в общей сложности девятнадцать подтвержденных и предполагаемых захоронений солдат 1-й пехотной дивизии Вооруженных сил Комитета освобождения народов России (Русской освободительной армии) в Праге и ближайших окрестностях. Фотографии реконструкции одного из уличных боев Пражского восстания сняты в мае 2015 года во время празднования 70-летия окончания Второй мировой войны в пражском районе Жижков.
Использованная литература:
1. Артемьев Вячеслав Павлович. Первая дивизия РОА. London (Canada): Издательство СБОНР, 1974.
2. Ауски Станислав. Предательство и измена: войска генерала Власова в Чехии. Сан-Франциско: Globus Publishers, 1982.
3. Хоффман Йоахим. История власовской армии. Paris: YMCA-PRESS, 1990.
4. Žáček Pavel. Kasárna na levém břehu: Smíchov a okolí v pražském povstání 1945. Cheb: Svět křídel, 2003.
5. Auský Stanislav. Vojska generála Vlasova v Čechach. Praha: Vyšehrad, 2005.
6. Александров Кирилл Михайлович. Армия генерала Власова 1944–1945. Москва: Яуза, Эксмо, 2006.
7. Jakl Tomáš. Vojáci 1. divize ROA zapsani v pražských matrikách zemřelých. Praha: Historie a vojenství, 2014, №2.
8. Žáček Pavel. Vlasovci v boji za Prahu. Praha: Academia, 2017.